Дов Конторер К ИСТОРИИ ВОЙНЫ ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ ИЗРАИЛЯ лекция 43-я

На Масличной горе. Фото Григория Фрида

Арабы отчаянно протестовали в связи с объявлением Второго перемирия, но в действительности они были благодарны ООН за то, что та навязала участникам конфликта новое прекращение огня. В то же время положение Израиля оказалось после 19 июля 1948 г. весьма проблематичным: иностранные армии вторжения оставались на его территории, и еврейское государство, доведя численность своих вооруженных сил до 90 тыс. военнослужащих, было вынуждено содержать огромную для него армию в ситуации “ни мира, ни войны”, с предельным напряжением своих социальных и экономических ресурсов. При этом сложившаяся линия фронта грозила превратиться в постоянную границу Израиля, и в эту сторону были направлены шаги Великобритании и США, согласившихся в том, что Негев должен отойти арабам, а Иерусалим – составить отдельную международную зону. Хуже того, в ходе тайных переговоров на Родосе представителями внешнеполитических ведомств вышеназванных стран посреднику ООН Бернадоту были даны указания, позволившие тому требовать, чтобы к арабскому Негеву была отнесена и значительная территория к северу от Фалуджи, до Рамле и Лода включительно. Естественно, что в этих условиях израильское руководство готовилось к возобновлению активных военных действий, и главным вопросом для него было то, где будут сосредоточены основные наступательные усилия АОИ: в Иудее и Самарии, против Трансиордании и Ирака, как хотел Бен-Гурион, или на юге, против Египта, как считали Генштаб и большинство министров, точка зрения которых и возобладала в конце концов. Израиль находился на пороге возобновления активных военных действий, когда последовавшее 17 сентября убийство Бернадота членами организации ЛЕХИ отправило его в международном плане на “скамью подсудимых” и заставило израильское правительство отложить планировавшееся наступление. По счастью, избирательная кампания в США (выборы президента и в Конгресс ожидались 2 ноября) вынудила президента Трумэна отказаться от поддержки Второго плана Бернадота, представленного Генсеком ООН Трюгве Ли сразу же после гибели посредника; вместе с позицией СССР и параллельным израильским и арабским отказом принять план Бернадота это позволило избежать ситуации, при которой катастрофическое для Израиля предложение приобрело бы статус обязывающего решения Совбеза ООН.

Download this article as an e-book

Be the first to comment

Leave a Reply

Your email address will not be published.


*