Дом с башенкой

19.11.2017 Alexander Kuch 0

Что называется на одном дыхании читаешь рассказ Инны Кенигсберг об отце, Эммануиле Яковлевиче Кенигсберге («Время вспоминать», книга первая). Как нужно писать воспоминания, чтобы они так впечатляли и так запоминались? Автор сразу же задаёт своему рассказу большой исторический масштаб. Время Первой [more]

Чувство правды

13.11.2017 Alexander Kuch 0

Мне нравится цитировать этот отрывок из рассказа Л. Н. Толстого «Севастополь в мае», последние его слова: «Герой… моей повести, которого я люблю всеми силами души, которого старался воспроизвести во всей красоте его и который всегда был, есть и будет прекрасен, [more]

Не вспомнить старого значит не понять нового

05.11.2017 Alexander Kuch 0

Сейчас, когда выходит пятая книга нашего альманаха «Время вспоминать», хочется перелистать уже изданное и снова услышать голоса авторов воспоминаний, многие из которых стали друзьями издательства. Всего в альманахе выступило 104 автора, это немало! Теперь бы хотелось обратить внимание молодых людей [more]

Беллетризованные мемуары

06.10.2017 Alexander Kuch 0

Эдуард Дудик (Никем не взвешенная жизнь. Достояние, 2017) представил свой метод вспоминать. В нём, пожалуй, главное – образ мемуариста, эксплицированный в культурном мире. Автор себя понимает и обнаруживает в городе Ленинграде – Санкт-Петербурге. Рассказывает о бабушке, старой петербурженке, умершей в блокаду, [more]

Жили – не тужили!

30.09.2017 Alexander Kuch 0

Как вспоминать, что писать Живёт в христианнейшем городе Нацрат Иллит (Назарет: Благовещение и детство Иисуса Христа ‒ это здесь) морячок Володя. Человек, прямо скажем, немолодой, но это он сам по телефону называет себя Володей. А он участник Корейской войны – [more]

О книге Эдуарда Дудика “Никем не взвешенная жизнь”

11.09.2017 Alexander Kuch 0

Большая и красивая в разных смыслах книга. Автор старый ленинградец, как будто технарь (инженер-теплотехник), – весь на воздусях серебряной русской культуры. А книга – о нутряной, захронометрированной жизни советской питерской интеллигенции. Тут большое поле для размышлений для социолога, для историка, а может, [more]