Дов Конторер К ИСТОРИИ ВОЙНЫ ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ ИЗРАИЛЯ лекция 47-я

Послевоенные переговоры Израиля с Египтом, начавшиеся 13 января 1949 г. на острове Родос, продолжались шесть недель, сопровождались многими кризисами и завершились 24 февраля подписанием соглашения об “общем прекращении огня”, которое не в полной, но в максимальной степени отвечало изначальным израильским требованиям: демаркационная линия перемирия устанавливалась в основном по линии международной границы 1906 г., отделившей территорию турецкой тогда еще Палестины от находившегося под британским управлением Египта; единственным отходом от этого принципа стало сохранение под египетским военным контролем сектора Газы; в районе Уджи (Ниццаны) по обе стороны от границы создавалась демилитаризованная зона; в остальных приграничных районах вводился режим ограниченного присутствия войск. 1 марта, через неделю после завершения израильско-египетских переговоров, на нейтральной полосе вблизи Рош-ха-Никры начались переговоры между Израилем и Ливаном, которые велись параллельно с начавшимися 4 марта на Родосе переговорами между Израилем и Трансиорданией. В контексте израильско-ливанских переговоров обеими сторонами изначально признавалось, что демаркационная линия перемирия пройдет по линии международной границы, установленной франко-британским соглашением 1923 г. Расхождения в позициях сторон были невелики, и переговоры удалось завершить за три недели, к 23 марта. Иначе обстояло дело на переговорах с Трансиорданией, изъявлявшей претензии на Южный Негев, города Рамле и Лод и даже на предоставление ей “особого статуса” в Яффо. Возникла необходимость прояснить партнерам из Аммана, утверждавшим, что они контролирую Южный Негев, некоторые непреложные факты, и именно такое название, “Увда”, или “Факт”, получила начавшаяся 6 марта израильская военная операция. В рамках этой операции две механизированные бригады, “Голани” и “Ха-Негев”, следуя двумя удаленными друг от друга маршрутами, совершили эффектный марш по труднодоступной горнопустынной местности, преодолели свыше 250 км каждая и вышли 10 марта к Красному морю, доложив своему правительству, что они “преподносят в дар Государству Израиль Эйлатский залив”. Эта бескровная операция – быстрый маневр, без боевых столкновений с противником – имела огромное политическое значение, и параллельно с ней, в рамках вспомогательной операции “Йиццув” (“Стабилизация”), бригада “Александрони” закрепила израильское военное присутствие у южной оконечности Мертвого моря и в полосе между Беэр-Шевой и Хевроном. В новых условиях, не имея возможности оспорить факт израильского контроля над Южным Негевом и обоснованно опасаясь настроений израильского генералитета, настаивавшего в лице Игаля Алона и пр. на полном удалении вражеских сил за Иордан, Трансиордания заключила 3 апреля соглашение с Израилем, по которому она уступила ему также и часть территории, контролировавшейся иракскими войсками: район Вади Ара и полосу шириной от 5 до 8 км в Приморской равнине. Два дня спустя на ничейной полосе у срийского плацдарма в районе Мишмар-ха-Ярден начались переговоры между Израилем и Сирией, оказавшиеся особенно трудными, продолжавшиеся три с половиной месяца и завершившиеся 20 июля подписанием соглашения, по которому сирийские войска выводились с упомянутого выше плацдарма и из других районов к западу от международной границы, установленной франко-британским соглашением 1923 г., а сами эти районы объявлялись демилитаризованными зонами. Но если Сирия понимала это так, что они становятся “ничейной землей”, то Израиль настаивал на том, что они находятся под его суверенитетом и что ему дозволена в них любая гражданская деятельность, что и стало причиной многочисленных инцидентов в последующий период и, в конечном счете, привело к военно-политическому кризису 1967 г. и к Шестидневной войне.

Download this article as an e-book

Be the first to comment

Leave a Reply

Your email address will not be published.


*